Пространство для современных эйчаров  
  right_in.png  right_face.png  right_twit.png  ВК  google_5941  

 

 

Михаэль Гермерсхаузен: «Люблю сравнивать кадровый рынок с электронной индустрией»

« Назад

20.02.2014 22:21

DSC_4923Управляющий директор рекрутингового агентства Antal Russia рассказывает о специфике российского кадрового рынка, причинах низкой производительности, судьбе кадровых агентств и реакции компаний на экономическую ситуацию.

Что сейчас происходит на рынке труда в России, какие тенденции наблюдаются? Что ждет рынок в этом году?

Во-первых, в отличие от прошлого года, в 2014-м не только на рынок труда, но и на все остальные рынки будет сильно влиять курс валюты. Нам угрожает девальвация рубля. Рубль падает на 20% по отношению к евро, инфляция будет выше 5-6%. Люди начнут просить прибавки к зарплате, а это очень серьезный  вопрос.

Во-вторых, многим компаниям следует забыть те годы, когда они могли увеличивать оборот на 20-40%.  Рынок уже не так быстро развивается, есть много стран, в которые инвесторы будут вкладывать деньги. Но владельцы компаний все равно будут стремиться увеличивать прибыль, что вынудит их искать для этого различные пути, в том числе снижать себестоимость или увеличивать производительность труда, которая в России отстает на 30-40% от западных и других рынков.

В прошлом году мы наблюдали большое количество заявок от клиентов из Польши. Многие международные компании сначала открывались в Польше, а затем приходили сюда, используя польские или австрийские офисы в качестве центров принятия решений в Восточной Европе. И если говорить, к примеру, о производстве, многие сейчас понимают, что себестоимость его в России ниже не станет, и смысл иметь здесь производство возникает только в том случае, если стоимость логистики и таможенных сборов окажется слишком высокой, ведь Россия – страна большая.  

Одним словом, компании будут больше внимания обращать на производительность труда и на долю рынка, принадлежащую конкурентам. Поэтому для нас как рекрутеров важно хорошо знать рынок и предоставлять заказчику нужных людей. Любое консалтинговое агентство, которое проводит анализ производительности,  скажет, что половина необходимых изменений связана с людьми. И наша задача – знать, кто лучший продавец на рынке, кто способен сделать производство более эффективным. Спрос на таких людей будет увеличиваться.  

В-третьих, проникновение компаний в регионы России еще не такое глубокое, каким могло бы быть. Многие представлены в Москве, но далеко не все в Санкт-Петербурге, в Сибири или странах СНГ. В этом направлении стоит ожидать некоторого оживления.

И, наконец, в-четвертых, сильное влияние на рынок будут оказывать новые законодательные инициативы государства. Недавние примеры – новые правила интернет-торговли и доставки товаров из-за рубежа,  законопроект о запрете предоставления временной рабочей силы.

Какова, на ваш взгляд, специфика кадрового рынка России? Что особенного в ментальности российских работников? Чем можно объяснить невысокую производительность труда у нас?

Мне несколько проще оценить это, поскольку я вырос в Восточной Германии, которая по менталитету схожа с Советским Союзом. Пока не уйдет поколение, долгое время жившее в тех условиях и передающее то, чему научилось в то время, мы не сможем избежать последствий. При этом я не могу сказать, что все «оттуда» - плохо.

В ГДР нам детально преподавали технические дисциплины – математику и физику. Сегодня дети не могут без калькулятора посчитать, сколько будет один плюс один. В то же время нам не объясняли, как правильно выстраивать коммуникации. Нас заставили учить русский язык, хотя никто в классе не хотел его учить, а английский язык я уже сам осваивал, слушая по вечерам BBC. Нас не научили самостоятельно делать выводы. В здешних  школах этого тоже нет.

Люди из Восточной Германии, будучи хорошо подготовленными и трудоспособными, зачастую не получали хорошей работы на Западе, просто потому что не могли себя презентовать на собеседованиях. И мне кажется, что это передается от старших поколений.  

На Западе абсолютно нормально, когда ребенок уезжает учиться за рубеж, не живет с родителями. В России из-за экономической ситуации зачастую дорого жить отдельно от родителей. И мы видим, что кандидаты, которые к нам приходят, часто зависят от своих родителей.

Еще один важный момент: мы, немцы, любим подходить ко всему критически и смотреть на два-три шага вперед. А здесь, в России, я часто сталкиваюсь с тем, что люди выполняют задание только потому, что «босс сказал», не оценивая последствий. То есть они готовы совершать бессмысленные действия, не спрашивая и ничего не уточняя. Совокупность всех подобных базовых вещей приводит к тому, что в целом производительность труда на 30-40% ниже. Посчитайте, сколько выходных и праздничных дней в России. Одно это объясняет 5-10% разницы в производительности труда по сравнению с другими странами. Во время новогодних каникул мы получили новых клиентов только потому, что другие компании в это время отдыхали, а мы сидели на телефоне и отвечали на звонки.

Что вы можете сказать о кадровом потенциале Москвы?

Большая часть успешных людей в Москве – не москвичи. На мой взгляд, не очень правильно, когда все централизовано и сосредоточено в одной столице – начиная с шума и пробок и заканчивая огромной финансовой зависимостью. Разве нормально, что люди в Москву и в Россию приезжают только из-за денег?  Эту ситуацию можно сравнить с отношениями, когда женщина любит мужчину исключительно за деньги: случись что, она его бросит.  

Многие отмечают завышенные ожидания молодых специалистов. В свете экономической ситуации скорректировали ли работодатели свою кадровую и зарплатную политику?

Во-первых, новое поколение, причем не только в России,  действительно более требовательное. Оно гораздо быстрее ориентируется в обстановке, знает уровень доходов в своем сегменте благодаря интернету.

Если взять Европу, ту же Испанию, где около 30-40% молодежи – безработные, которые направляются на заработки в другие страны, то сравнение будет в пользу России. Здесь, по крайней мере, есть работа. Я, например, в 90-х годах свою первую работу получил благодаря практике, которую проходил в этой компании в период учебы.

Все больше и больше работодателей понимают, что привлекать  молодых людей необходимо, за них идет серьезная борьба. Один мой  знакомый, владелец компании, занимающейся graduate-рекрутментом, отмечает, что число выпускников вузов в скором времени упадет на 50% из-за демографического кризиса. Поэтому, думаю, все-таки компании будут подстраиваться под них. Не обязательно предлагать высокую зарплату. Они будут больше интересоваться этой категорией соискателей, больше тратиться на рекламу.

По какому принципу в России компании привлекают экспатов? Их по-прежнему интересуют только топовые позиции?

Закон о высококвалифицированных специалистах устанавливает зарплатную планку в 170 тыс. рублей в месяц, которые с учетом девальвации превратятся в 4 тыс. евро. Но это неплохая зарплата для иностранца. На меньшие деньги работать в России невозможно, поскольку требуются квоты, оформление различных документов и т.д. Кроме того, существуют серьезные бюрократические препоны, поэтому специалиста из России проще взять на работу.

Иностранца выберут только в случае полного отсутствия подобных специалистов среди местных или необходимости присутствия в России хотя бы одного представителя головного офиса с точки зрения корпоративной культуры, контроля и т.д. Кроме того, большое количество людей, которые приезжают сюда по бизнес-визе, работают несколько недель, не имея юридически оформленных отношений с российским офисом.

Джон Салливан еще в 2011 году предрекал «смерть» кадровым агентствам, беря во внимание тенденцию сокращения расходов на рекрутинг со стороны компаний, использование внутренними рекрутерами различных возможностей, которые предоставляют социальные медиа, сращивание функций HR с маркетингом и так далее. Есть ли будущее у кадрового консалтинга, что ждет его в перспективе?

Это глобальный вопрос, он касается не только России. Я помню, что подобные комментарии появлялись и в 90-х годах, и в начале 2000-х.  Такие прогнозы появлялись, когда только-только появился интернет: все говорили, что он кардинальным образом изменит рынок. Если посмотреть на то, как за последние 20 лет вырос кадровый рынок в целом, то вообще сложно представить, что он перестанет расти.

Мне нравится сравнивать его с электронной индустрией. Если лет пять назад большой плоский телевизор стоил 200 тыс. рублей, то сейчас такую же модель вы покупаете за 10 тыс. При этом не все компании, производящие телевизоры, умирают. Умирают маленькие компании с плохим менеджментом и низкокачественными товарами. Продолжают работать те, кто ежегодно изобретает что-то новое.   

Раньше подбор персонала занимал полгода, потому что резюме отправлялось по факсу, только у одного сотрудника из ста был мобильный телефон. Сегодня устроить человека можно за месяц. Но чтобы быстрее и более точечно искать кандидатов, необходимо изобретать что-то новое. Если раньше мы использовали какие-то маленькие тесты и все основывалось на собеседовании, то сегодня мы пользуемся большим количеством различных дополнительных онлайн-тестов и другими возможностями.  

LinkedIn – это партнер кадровых агентств или их конкурент? У меня огромное количество контактов в LinkedIn, но мне от этого не легче выбирать кандидатов. Да, я могу делать это быстрее, но все равно приходится оценивать человека. Кто-то ведь должен это делать, вопрос только в том, кто именно: агентство, которое на этом специализируется, или HR-отдел внутри компании.

Некоторые считают, что внутренний рекрутер работает  эффективнее внешнего. Внешний рекрутер стоит примерно столько же. В нашем агентстве сотрудники специализируются на подборе конкретных специалистов. Например, у нас есть сотрудники, которые подбирают только главных бухгалтеров или только маркетологов или только розничных продавцов. А если у вас один внутренний рекрутер, который сегодня должен искать бухгалтера, завтра – менеджера, а послезавтра – логиста, то как он может быть экспертом? Мне сложно представить, как внутренний рекрутер может со всем справиться.

Мы работали так 10 лет назад. После того, как я трудоустраивал специалиста,  у меня появлялось несколько кандидатур более высокого уровня. Но я уже не мог попросить, чтобы принятого на работу кандидата заказчик заменил на лучшего. Все это происходило от того, что я не знал рынок.

Выбирая между аутсорсингом и внутренним рекрутером, нужно понимать, что в вашей компетенции, а что – нет. Лучший рекрутер стоит денег. Представьте внутреннего рекрутера, которому на 25 job slot-ов в LinkedIn приходит по 350 резюме: как он может эффективно и быстро выбирать лучших кандидатов? Тот, кто специализируется на определенном рынке и знает всех кандидатов наперечет, зачастую может не ждать резюме.

Конечно, цены на услуги по подбору персонала будут падать, и нам придется компенсировать это большей производительностью труда.

Беседовал Иван Ильин

Читайте также другие интервью:

Хоум-офис – отличительный знак МИФа, в котором соискатели видят очевидное преимущество

3D сканер для оценки компетенций

Наша задача как работодателя – дать возможность каждому сотруднику дотянуться до удачи и зацепиться за нее

 

yaware зел  banner4

 

728.2 ecp_640x80

 

  

 



Комментарии


Комментариев пока нет

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: